Психологические портреты

Синдром неудачника.

В каждый период жизни у ребёнка имеется определённая структура психологических особенностей. Психологические особенности влияют на его поведение, определяют его деятельность, степень её успешности, интенсивность, соответсвие социальным тербованиям и т.д. От характера поведения ребенка зависит, как будут реагировать на него окружающие (родители, учителя, воспитательница детского сада, сверстники). Это может проявляться в поощрении, подкреплении одних форм поведения и наказании за другие, в общей оценке ребенка, в интенсивности общения с ним и т.п.

Подобные реакции, в свою очередь, приводят к изменению или, напротив, к закреплению имеющихся психологических особенностей ребенка. Получается замкнутый круг: от психологических особенностей ребенка зависит его поведение; оно вызывает определенные реакции окружающих, а эти реакции оказывают решающее влияние на психологические особенности ребенка, устраняя или, наоборот, заостряя их.

Наиболее стойкие отклонения в психическом развитии возникают в тех случаях, когда реакции окружающих обостряют ту самую психологическую проблему ребенка, которая порождена или закреплена отношением к ней взрослых. Стараясь преодолеть трудности в поведении ребенка, взрослые, сами того не осознавая, своим поведением, наоборот, их закрепляют. Тут возникает уже не просто замкнутый, а порочный круг, преодолеть который бывает очень трудно. Именно воспитательный подход, основанный на перестройке отношений взрослых с ребенком, сможет его разрушить.

Неудачники

Основной психологической особенностью при этом неблагоприятном варианте развития личности является повышение уровня тревоги, проявляющееся в неуверенности в себе, постоянном беспокойстве, волнении. К повышению уровня тревоги приводит любое неблагополучие условий жизни ребенка, отрицательная оценка его окружающими, трудности в общении и т.п.

Состояние тревоги проявляется как ощущение угрозы, ожидание неопределенной опасности. Ситуация, которую большинство детей восприняло бы как вполне рядовую, при высоком уровне тревоги вызывает стресс. Для ребенка, находящегося в этом состоянии, характерны постоянные опасения и страхи. Затруднено принятие решений, так как ребенок чрезмерно фиксируется на тех неблагоприятных последствиях, которые может повлечь за собой то или иное решение.

Повышение уровня тревоги приводит к серьезным трудностям в учебе, общении, сказывается во всех сферах жизни ребенка.

В период подготовки к обучению в школе или немного позже – в начале школьного обучения – происходит изменение в отношении взрослых к успехам и неудачам ребенка. «Хорошим» оказывается, прежде всего, тот ребенок, который много знает, успешно учится, с легкостью решает задачи. К трудностям и неудачам, почти неизбежным в начале школьного обучения, родители часто относятся резко отрицательно. Негативные оценки со стороны взрослых приводят к тому, что у ребенка появляется тревога, падает уверенность в себе, снижается самооценка. Это, в свою очередь, вызывает отнюдь не улучшение, а ухудшение результатов. Естественными следствиями тревоги и неуверенности являются непродуктивные траты времени на несущественные детали задания, отвлекающие от работы рассуждения (например: «Как будет плохо, если я опять получу двойку»), отказ от заданий, которые заранее кажутся ребенку слишком трудными. Понятно, что этот путь ведет ко все более глубокой неуспеваемости.

Ане 9лет. Она учится в третьем классе и уже второй год слывет «двоечницей», но до сих пор и родители, и учительница с этим почему-то мирились. Теперь терпение учительницы иссякло. Она сказала, что Аню надо либо оставлять на второй год, либо переводить в школу для умственно отсталых.

Психологическое обследование показало, что у Ани не особенно высокий, но нормальный для ее возраста уровень умственного развития. Запас знаний несколько ниже нормы, но не настолько, чтобы сделать невозможным обучение в массовой школе. Повышена утомляемость, снижена работоспособность. Вероятно, это следствие перегрузки: отец девочки рассказывает, что у нее очень много дополнительных занятий — это, по его мнению, единственный способ научить ее тому, что требует школьная программа.

Главная психологическая особенность Ани — это очень высокий уровень тревоги, беспокойства. Она все время боится сделать ошибку. Из-за этого иногда она вовсе отказывается от выполнения заданий, которые ей вполне по силам. Иногда, все же взявшись за задание, она столько внимания уделяет мелочам, что на главное у нее уже не остается ни сил, ни времени. Рисуя, она больше пользуется ластиком, чем карандашом. Это не имеет особого смысла, так как новая проведенная ею линия обычно ничем не лучше стертой, но времени на каждый рисунок тратится вдвое или втрое больше, чем нужно.

Нередко порочный круг запускается необоснованно завышенными ожиданиями и требованиями родителей. Нормальные, средние школьные успехи ребенка воспринимаются родителями, а значит, и им самим, как неудачи. Хотя всем известно, что «тройка» означает «удовлетворительно», родители часто рассматривают эту отметку как неудовлетворительную. В результате начинает работать механизм, приводящий к росту беспокойства и вследствие этого к реальной неуспеваемости, к «двойкам». При завышенных ожиданиях родителей, озабоченных достижениями ребенка с раннего детства, неуспешность может складываться уже в начале дошкольного возраста.

Итак, основой для вывода о том, что у ребенка наблюдается синдром неудачника, служит сочетание следующих данных:

  • низкие достижения ребенка. Взрослые (родители, учителя) оценивают детскую деятельность в целом как неуспешную. Объективные показатели могут быть при этом не особенно низки: важна не объективная картина, а именно оценка окружающих. Бывает, что в какой-либо отдельной области (например, в спорте) достижения ребенка вполне высоки, но родители и учителя не считают саму эту область достаточно важной;
  • высокий уровень тревоги и беспокойства, неуверенность в себе. Это центральное психологическое звено череды неудач. Как правило, наиболее болезненной сферой является школьно-учебная;
  • установка на исполнительность, высокая значимость для ребенка оценок, дающихся взрослыми.

Постоянный неуспех со временем приводит к появлению пессимистического подхода к действительности, а иногда и к развитию депрессивного состояния. Признаки депрессии нередко появляются к концу начальной школы.

В подростковом возрасте у детей-«неудачников» нередко совершается переход от позиции плохого ученика к самосознанию безнадежно неуспешной личности.

Советы

Главное, что должны сделать взрослые, чтобы переломить синдром неудачника – это обеспечить ребенку ощущение успеха. Для этого при оценке работы ребенка надо руководствоваться несколькими несложными правилами. Главное из них – ни в коем случае не сравнивать весьма посредственные результаты ребенка с эталоном (требованиями школьной программы, образцами взрослых, достижениями более успешных одноклассников). Ребенка нужно сравнивать только с ним самим и хвалить его лишь за одно: за улучшение его собственных результатов. Если во вчерашней контрольной он правильно сделал только один пример из десяти, а в сегодняшней – два, то это надо отметить как реальный успех, который должен быть высоко и без всякой снисходительности или иронии оценен взрослыми. Если же сегодняшний результат ниже вчерашнего, то надо лишь выразить твердую уверенность в том, что завтрашний будет выше.

Очень важно найти хоть какую-нибудь сферу, в которой ребенок может оказаться успешным, способным реализовать себя. Этой сфере надо придать высокую ценность в его глазах. В чем бы он ни был успешен – в спорте, в хозяйственно-бытовых делах, в компьютерных играх или в рисовании – это должно стать предметом живого и пристального интереса родителей. Ни в коем случае нельзя ставить в вину ребенку неуспехи в школьных делах. Напротив, следует подчеркивать, что, если он научился делать хорошо какое-то одно дело, то постепенно научится и всему остальному.

Иногда взрослым кажется, что у ребенка нет способностей вообще ни к чему. Однако в действительности такого практически никогда не бывает. Может быть он хорошо бегает. Тогда нужно определить его в секцию легкой атлетики (а не говорить, что на это у него нет времени, потому что он не успевает сделать уроки). Возможно, он умеет аккуратно работать с мелкими деталями. Тогда ему стоит записаться в кружок авиамоделирования. Ребенка, страдающего синдромом неудачника, нужно не просто побольше хвалить и поменьше ругать (что очевидно), но хвалить именно тогда, когда он что-то делает (а не тогда, когда пассивно сидит, не мешая окружающим).

Родителям и учителям необходимо отбросить нетерпение: ждать успехов в учебе придется долго, так как снижение тревоги и неуверенности в себе не может произойти за одну неделю. Да и тогда еще «хвост» накопившихся пробелов в знаниях долго будет давать о себе знать. Школа должна стать сферой щадящего оценивания, снижающего тревогу (что уже само по себе дает некоторое улучшение результатов). Следует быть готовыми к тому, что школьные дела могут так и остаться вне сферы детского самоутверждения, поэтому болезненность школьной ситуации должна быть снижена любыми средствами. В первую очередь, необходимо снизить ценность школьных отметок (но не знаний!). В особо серьезных случаях приходится идти на обесценивание и ряда других школьных требований и ценностей (например, закрывать глаза на то, что не полностью выполняются домашние задания). Благодаря этим мерам у ребенка постепенно снижаются опасения, связанные со школой, и начинают накапливаться некоторые достижения.

Важно, чтобы родители не показывали ребенку свою озабоченность его учебными неудачами. Искренне интересуясь школьной жизнью ребенка, следует при этом смещать акценты своих интересов на отношения детей в классе, подготовку к праздникам, дежурства по классу, экскурсии и походы. Не стоит фиксироваться на области неуспеха — школьных отметках. Напротив, в качестве чрезвычайно значимой, высоко ценимой и остро интересующей сферы деятельности должна подчеркнуто выделяться та, в которой ребенок успешен и может самоутверждаться, обретая утраченную веру в себя. Такой пересмотр традиционных школьных ценностей позволяет предупредить самый тяжкий результат синдрома неудачника — резко отрицательное отношение ребенка к учебе, которое к подростковому возрасту может превратить хронически неуспевающего ребенка в законченного хулигана. Таким образом, чем меньше родители фиксируют ребенка на школе, тем лучше для его школьных успехов.

Под конец вернемся к вопросу, поставленному родителями Ани, – имеет ли смысл оставлять ребенка-«неудачника» на второй год или следует перевести его во вспомогательную школу? На этот вопрос в данном случае следует ответить отрицательно. Дублирование обучения в третьем классе еще больше снизит уверенность Ани в себе (хотя понижать ее почти некуда) и тем самым закрепит синдром неудачника.

Не следует отдавать Аню и в школу для умственно отсталых детей или в школу для детей с задержкой психического развития. Действительно, причиной хронической неуспешности некоторых детей является нарушение психического развития. В этом случае перевод в специальную школу будет полезен и, скорее всего, поможет преодолеть возникшие трудности. Такие школы предназначены для детей со сниженным уровнем умственного развития. У Ани причина школьной неуспешности другая — неверие в собственные силы. При этом способности девочки вполне достаточны, чтобы усваивать учебный материал. Для того чтобы эти способности проявились, занятия должны стать более живыми и интересными, а родители должны перестать непрерывно ругать Аню. Тогда девочка, безусловно, сумеет выбраться на уровень «троечницы», что для нее является определенным достижением.

Итак, чтобы избавить ребенка от синдрома неудачника, нужно:

  • обеспечить ему ощущение успеха;
  • снизить ценностное значение школьных отметок (но не знаний!);
  • хвалить ребенка не за результат, а за любую попытку его достижения;
  • обязательно найти хоть какую-нибудь сферу, в которой ребенок может оказаться успешным, реализовать себя.

Умник.

Дети с этим вариантом развития, интеллектуализмом, отличаются хорошим логическим мышлением при недостаточности эмоциональной сферы, образных представлений, воображения, восприятия. Как правило, отстает и двигательная сфера.

Обычно интеллектуализм складывается в дошкольном возрасте. Его главная причина — это недооценка взрослыми той роли, которую играют в развитии ребенка «детские» занятия: рисование, лепка, конструирование из кубиков, действия с простейшими орудиями (детским совочком, игрушечным молотком и т.п.). В воспитании ребенка делается акцент на развитии логического мышления. Такому ребенку с раннего детства предлагаются разнообразные задачи скорее школьного, чем дошкольного типа.

Соответственно в деятельности ребенка преобладают учебно-познавательные занятия; его общение сужено. Взрослые, поощряя ребенка как хорошего ученика, фиксируют интеллектуализм.

Дети-умники редко испытывают трудности в школьном обучении, потому что оно предъявляет основные требования именно к логическому мышлению, которое является их сильной стороной. Отставание в таких предметах как рисование и физкультура редко принимается взрослыми всерьез. Иногда из-за недоразвития мелкой моторики возникают проблемы с обучением письму, которые более или менее успешно преодолеваются благодаря усиленным занятиям. Однако отсутствие учебных проблем – еще далеко не гарантия эмоционального благополучия ребенка.

Ларисе 10 лет. Ее привели к психологу с жалобой на то, что она пассивна, постоянно недовольна собой, у нее часто бывает плохое настроение. По словам родителей, у Ларисы нет подруг. Отец девочки отмечает, что она «слишком замкнута, не общается с другими детьми, но со взрослыми контактирует охотно».

Лариса сильно сутулится, координация движений у нее хуже, чем у большинства ее ровесниц. Данные психологического обследования свидетельствуют о том, что у нее высокий уровень развития мышления (заметно выше средневозрастного). При этом сравнительно слабо развито воображение. Лариса чрезмерно педантична, аккуратна — она типичная «отличница». Рисует она плохо (уровень графических умений значительно ниже, чем обычный для этого возраста); занятия рисованием ей явно не нравятся, но недовольства она не высказывает.

Настроение у Ларисы снижено, понижен и уровень активности. Проявляется тревожность, неуверенность в себе. Когда в беседе затрагивается проблема общения со сверстниками, она напрягается, старается сменить тему. Очевидно, что эта сфера для нее болезненна. Однако грубых нарушений в развитии личности у Ларисы нет.

Рассказ родителей о том, как они воспитывали девочку в дошкольном детстве, сводится в основном к перечислению различных «интеллектуальных» занятий. С ней много занимались арифметикой, учили ее разбираться в схеме линий метро, заботились о расширении запаса знаний.

Интересы ребенка-умника сильно отличают его от сверстников. Его рассуждения им неинтересны, а проявить себя в совместной игре, в сооружении снежной бабы или в прыжках через веревочку он не может: все это – его слабые места. Поэтому и общается он преимущественно со взрослыми, а не со сверстниками. В итоге такой ребенок еще дальше отходит от интересов других детей. Контакты с ними все более нарушаются. Степень самостоятельности остается низкой, и возникает парадокс: по уровню интеллектуального развития ребенок опережает своих сверстников, а по уровню эмоциональной, личностной зрелости отстает от них. Другие дети уже самостоятельно ходят в магазин, а ребенка-умника на детскую площадку бабушка выводит за руку. Недостаточный опыт практического знакомства с миром приводит к пассивности, к повышению тревожности.

При диагностировании интеллектуализма основную роль играют тестовые данные, характеризующие соотношение разных психических процессов. Однако родители и сами могут заподозрить этот «диагноз», если их ребенок с раннего детства преуспевает в математике, но отстает в рисовании и физическом развитии, предпочитает общаться со взрослыми, а не со сверстниками и теряется в тех жизненных ситуациях, с которыми уверенно справляются его ровесники.

Итак, сочетание симптомов, характерное для интеллектуализма:

  • высокий уровень развития логического мышления;
  • недоразвитие образной и эмоциональной сферы;
  • низкий уровень самостоятельности ребенка;
  • трудности в общении со сверстниками, предпочтение общения со взрослыми.

В подростковом возрасте у ребенка-умника сохраняется фиксированность на учебе. Общение со сверстниками затруднено из-за несформированности у него способов организации контактов с другими детьми. Подросток осознает себя в первую очередь учеником. Остальные аспекты самосознания остаются недостаточно развитыми, что и составляет главную психологическую особенность ребенка-умника. Реакция окружающих противоречива: взрослые «умника» поощряют, а сверстники избегают.

Между тем в подростковом возрасте практически для всех детей – в том числе и для умников – главной ценностью становится общение со сверстниками. Если же ребенок почему-либо лишен такого общения, то это для него всегда является источником тяжелых переживаний, даже в том случае, когда кажется, что он избегает контактов по собственному желанию. Нередко общая неудовлетворенность ситуацией приводит к тому, что у подростка нарушаются также и контакты со взрослыми.

Жене 16 лет. Ее родители обратились за консультацией по просьбе самой девочки. Причина обращения — постоянно сниженное настроение, отсутствие друзей и подруг. Женя жалуется, что она «никому не интересна», что никто не обращает на нее внимания. Она учится в 10-м классе. Ее учебные достижения очень высоки.

Женя утверждает, что ее не беспокоят ее отношения с родителями и со сверстниками. При этом она не осознает противоречия между этим утверждением и причиной обращения к психологу.

Психологическое обследование показало, что Женя глубоко переживает отсутствие теплых и близких человеческих отношений со взрослыми и сверстниками. Ее погруженность в учебу представляет собой форму психологической защиты, снижающей остроту переживания. Этот способ поведения поддерживается также ожиданиями родителей и учителей, чье мнение имеет для девочки очень большое значение.

Конфликт между подавленными, недостаточно осознаваемыми эмоциональными потребностями и сознательной направленностью на учебу приводит к высокой эмоциональной напряженности. Эта напряженность и стала причиной того, что Женя обратилась за психологической помощью. В то же время, она не осознает этого конфликта и определяет свою проблему как отсутствие у себя как внешней, так и личностной привлекательности для кого-либо (в действительности это приятная обаятельная девушка; по словам учителей, ее высоко ценят одноклассники, которые, однако, мало с ней общаются, так как считают ее «слишком умной»).

Неопределенное ощущение психологического дискомфорта типично для подростков с интеллектуализмом. Это ощущение по-разному интерпретируется самими подростками: от поиска у себя какого-либо «дефекта» до обобщенных концепций типа: «Весь мир очень скучен». А вообще перспективы для «умника» относительно благополучны: логическое мышление настолько высоко ценится в обществе, что окружающие готовы простить «интеллектуалу» недоразвитие остальных психических процессов. Если интеллектуализму не сопутствует высокомерие, то со временем ребенок обычно находит себе равного партнера по общению. Возможно, жизнь его так и останется несколько скучноватой и односторонней, но вряд ли он окажется вовсе «выброшен за борт» нормальной социальной жизни.

Советы

В случае появления черт интеллектуализма следует хоть немного «разбавить» умственные занятия чем-то более эмоционально насыщенным. Родителям надо также постараться «домашними средствами» облегчить ребенку поиски друга или подруги (среди детей своих друзей, попробовать определить его в секцию, кружок, где он сможет найти кого-нибудь со сходными интересами и т.п.). Чем младше ребенок, тем важнее уделять внимание занятиям, развивающим образную сферу и повышающим эмоциональность. Это, в первую очередь, «дошкольные» занятия: игра, рисование, конструирование, лепка. Но самое главное в любом возрасте — это эмоциональное общение со взрослыми.

 

Мечтатель.

В каждый период жизни у ребёнка имеется определённая структура психологических особенностей. Психологические особенности влияют на его поведение, определяют его деятельность, степень её успешности, интенсивность, соответсвие социальным тербованиям и т.д. От характера поведения ребенка зависит, как будут реагировать на него окружающие (родители, учителя, воспитательница детского сада, сверстники). Это может проявляться в поощрении, подкреплении одних форм поведения и наказании за другие, в общей оценке ребенка, в интенсивности общения с ним и т.п.

Подобные реакции, в свою очередь, приводят к изменению или, напротив, к закреплению имеющихся психологических особенностей ребенка. Получается замкнутый круг: от психологических особенностей ребенка зависит его поведение; оно вызывает определенные реакции окружающих, а эти реакции оказывают решающее влияние на психологические особенности ребенка, устраняя или, наоборот, заостряя их. Наиболее стойкие отклонения в психическом развитии возникают в тех случаях, когда реакции окружающих обостряют ту самую психологическую проблему ребенка, которая порождена или закреплена отношением к ней взрослых. Стараясь преодолеть трудности в поведении ребенка, взрослые, сами того не осознавая, своим поведением, наоборот, их закрепляют. Тут возникает уже не просто замкнутый, а порочный круг, преодолеть который бывает очень трудно. Именно воспитательный подход, основанный на перестройке отношений взрослых с ребенком, сможет его разрушить.

Мечтатели

Развитие по данному типу происходит у детей, которые не получают достаточного внимания со стороны взрослых. Это может объясняться отсутствием семьи или неблагополучием в ней, а также повышенной потребностью ребенка во внимании к себе.

Уход от реальной деятельности – это уход во внутренний мир, в игровое фантазирование. Ребенок как бы «отсутствует» на уроке, не слышит адресованных ему вопросов и указаний учителя, не выполняет заданий. В данном случае дело не в повышенной отвлекаемости. Ребенок не отвлекается на что-то постороннее, а погружен в себя: в свои фантазии и мечты. Фантазирование позволяет восполнить недостаток внимания («Я-знаменитый охотник, путешественник, кинозвезда, герой»). Игра в уме становится средством удовлетворения как игровой потребности, так и потребности во внимании окружающих. Попытки вернуть фантазера к скучной и неинтересной для него деятельности дополнительно стимулирует его бегство в мечты.

Обычная жизнь для таких детей недостаточно насыщена впечатлениями, она кажется им скучной, монотонной. Фантазия предоставляет им выход из этой обыденности. В мечтах можно слетать в Африку, пережить необычайные приключения, вызвать всеобщее восхищение. Иной раз даже создается ощущение, что ребенок путает фантазию и реальность. Он рассказывает о каких-либо вымышленных событиях (не столь невероятных, как полет в Африку), и родители принимают его рассказы за чистую монету.

Людмиле 9 лет. По словам учительницы, на уроке она рассеянна, не слушает объяснений, плохо запоминает учебный материал. Мать девочки рассказала, что Люда постоянно обманывает: «Выдумывает какие-то невероятные истории, но рассказывает их так убедительно, что мы несколько раз ей верили. Однажды она рассказала, как слепая женщина попросила помочь ей выбрать платье для дочки и как они с ней два часа ходили по магазинам. А потом оказалось, что все это время она сидела у подружки».

Люда — живая, но несколько стеснительная девочка. Во время психологического обследования она старается произвести хорошее впечатление на проверяющего, очень чувствительна к одобрению, похвале.

В результате обследования выясняется, что у Люды высока потребность во внимании окружающих. Вместе с тем она неуверенна в себе, у нее повышен уровень тревоги. Очень сильно развита тенденция к защитному фантазированию.

В школьном возрасте уход от реальности – это продолжение дошкольного, игрового способа жизни. Предлагаемые ему задания он воспринимает как повод для развертывания собственной активности, не стремясь к их точному выполнению. Инструкция часто нарушается, причем ребенок не видит в этом ничего плохого.

Негативными последствиями ухода от реальности являются часто встречающиеся пробелы в знаниях, трудности с реализацией своих возможностей. Учителей и родителей нередко сильно раздражает «лживость», в действительности всего лишь отражающая детские фантазии.

Вместе с тем прогноз развития ребенка-мечтателя, в случае своевременной коррекции, достаточно благоприятен. Ребенок редко попадает в «отстающие». Привычка к интенсивной умственной работе, какой является фантазирование, помогает не запускать окончательно учебные дела, несмотря на то что знания недостаточно системны, многое пропущено или понято не до конца.

Для ребенка-мечтателя характерно повышение уровня тревоги. Оно и является тем барьером, который мешает ребенку разворачивать демонстративное поведение, так как он опасается негативной реакции окружающих. Конфликт между стремлением получать реальное (а не только воображаемое) внимание и отсутствием такого внимания вызывает у ребенка постоянное чувство неудовлетворенности, тревоги. Так порождается замкнутый круг причин и следствий: неудовлетворенность потребности во внимании порождает тревогу, блокирующую те формы поведения, с помощью которых ребенок мог бы привлечь к себе внимание.

Уход от реальности характеризуется сочетанием следующих показателей:

  • пассивность ребенка, выражающаяся в разных формах, успеваемость при этом может быть как низкой, так и высокой;
  • проявления демонстративности принимает мягкие, социально приемлемые, негрубые формы;
  • склонность к фантазированию;
  • повышенный уровень тревожности.

В подростковом возрасте нередко меняются акценты поведения: если раньше основной особенностью была пассивность в учебе, то потом все более явной становится пассивность в общении со сверстниками. Тенденция к уходу от реальной деятельности порождает самосознание одиночки, непонятого окружающими и далекого от их интересов и устремлений. Сверстники, в свою очередь, воспринимают такого подростка как «странного», поддерживая тем самым его специфическое самосознание.

Вике 13 лет. Ее родители разведены, девочка живет с мамой. По маминым словам, она часто плачет. Настроение неустойчивое, чаще — сниженное. У Вики нет подруг, и в свободное время она либо смотрит телевизор, либо «слоняется без дела». Психологическое обследование показало, что у Вики высока потребность в эмоциональном общении и во внимании окружающих. Эта потребность остается неудовлетворенной из-за того, что девочка не владеет средствами общения. Она не умеет знакомиться с новыми людьми, поддерживать разговор в манере, принятой среди ее сверстниц, и т.п.

Вика даже не пытается с кем-либо общаться, так как заранее ожидает неудачи. Мать также не уделяет девочке достаточного внимания, поскольку сосредоточена на своих переживаниях, связанных с неудавшейся личной жизнью. У Вики повышен уровень тревожности. По-видимому, первичной причиной его повышения стал развод родителей, однако существенную роль играет также неудовлетворенность потребности в общении и во внимании.

У Вики сильно развито защитное фантазирование, которое предоставляет ей возможность иллюзорного разрешения любых ее проблем. Вследствие этого она не предпринимает никаких попыток реального разрешения этих проблем и постоянно сохраняет пассивность.

Советы

Во-первых, активное воображение ребенка надо вернуть из мира фантазий, направив его на решение реальных творческих задач. Во-вторых, в этой реальной творческой деятельности ему необходимо постоянно обеспечивать эмоциональную поддержку, внимание, ощущение успеха.

Следует учитывать, что при повышенной тревожности, типичной для ухода от реальности, участие, например, в театральной самодеятельности может не принести ожидаемой пользы. Если ребенку недостает уверенности в себе, высока стеснительность, то на сцене он будет скован и не сможет успешно выступать. А ощущение успеха, внимания к себе, эмоционального одобрения – необходимое условие «лечебного» воздействия творчества. Поэтому в данном случае лучше рекомендовать какую-либо другую деятельность, связанную с искусством – например, кружок рисования или литературную студию (для подростков).

Если ребенок не проявляет явных художественных способностей, ему можно рекомендовать занятия абстрактной живописью. Знакомство с репродукциями или, что еще лучше, с настоящими картинами на выставке убедит ребенка в том, что абстрактная живопись действительно существует и пользуется общественным признанием. После этого ему можно предложить попробовать самому создать нечто подобное. Для рисования абстракций потребуются большие листы бумаги, гуашь, широкая кисть. Лучше использовать цветную бумагу. Такие работы «обречены на успех». Яркие декоративные рисунки вообще хорошо удаются детям, а детям с развитым воображением – особенно. «Шедевры» обязательно следует вывешивать для украшения квартиры и с гордостью показывать всем, кто приходит в дом. Они действительно красивы, а главное, нет никаких критериев для строгой оценки их и тем более для осуждения.

 

Путанники.

Социальная дезориентация их проявляется в том, что для ребенка-путаника резко затруднено овладение правилами поведения. В итоге возникает неуправляемость, возможны агрессивные действия, мелкое воровство, ребенок может ломать ценные вещи. Выясняется, что происходит это от непонимания запретов, а не от их сознательного нарушения.

Этот неблагоприятный вариант развития возникает чаще всего в результате резкого изменения условий жизни ребенка. В частности, социальная дезориентация может проявиться при смене семьи или при переходе из детского дома в семью в результате усыновления, при поступлении в детский сад или в школу. Развитию социальной дезориентации способствует и резкое различие правил и требований, предъявляемых ребенку дома и в школе (в детском саду), отсутствие гибкости у окружающих взрослых.

Социальная дезориентация возникает отнюдь не у всех детей, чьи условия жизни резко изменились. Она появляется в тех случаях, когда понижена чувствительность ребенка к социальным нормам. Дети с высоким общим уровнем социализированности при изменении ситуации легко встраиваются в новую жизнь, быстро начинают «чувствовать» новые требования, предъявляемые к ним, и новые ожидания окружающих. У детей-путаников приспособление к новым условиям резко затруднено из-за перечисленных выше причин.

Благодатной почвой для социальной дезориентации становится импульсивность, резко повышающая частоту столкновений ребенка с социальными нормами. Импульсивность — это склонность к совершению необдуманных действий. Причиной таких действий становятся случайные внешние обстоятельства или столь же случайные собственные мысли и эмоции. Планирование действий и самоконтроль у импульсивных детей отсутствуют или недостаточно сформированы. Повышенная импульсивность может быть следствием как неврологических нарушений, очень часто встречающихся у отказных детей, так и педагогических просчетов (избалованности, чрезмерной опеки или безнадзорности).

В ряде случаев первичной причиной сниженной чувствительности к социальным нормам является органическое поражение мозга или психическое заболевание. Здесь необходима консультация специалиста (дефектолога, психолога или психиатра), он поможет в преодолении первичного нарушения. Но тем не менее правильное воспитание ребенка, предотвращающее неблагоприятное направление развития, по-прежнему остается задачей родителей.

В развитии детей, испытывающих недостаточность общения со взрослыми, наблюдаются трудности социализации. В этих условиях ребенок с детства не получает общепринятых образцов нормального поведения и недостаточно овладевает умением приспосабливаться к меняющимся условиям жизни. При этом нельзя сказать, что у такого ребенка понижена чувствительность к социальным нормам – скорее всего, он слабо ориентируется в бытовых рамках «можно – нельзя». При надлежащем обучении такой ребенок-путаник вполне успешно овладевает соответствующими нормами и правилами.

Далеко не все нормы и правила, которыми люди реально руководствуются в своей жизни, можно просто и однозначно объяснить словами. Например, библейская норма «не убий» постоянно нарушается (на войне, при казни преступника, при самообороне и т.п.). Очень трудно дать достаточно полное описание, которое поможет различать те ситуации, в которых норма должна неукоснительно выполняться, и те, в которых она может (или даже должна) быть нарушена. Подобные вещи необходимо именно чувствовать, а не просто знать. Способность их чувствовать различна у разных людей, так же как у них различна чувствительность к музыке, цвету (вспомните дальтоников, не различающих цвета).

Пониженная чувствительность к социальным нормам – это основная психологическая особенность ребенка-путаника. Социальная дезориентация проявляется не только в поведении, но и во всем психическом развитии. Уже в раннем возрасте у ребенка часто наблюдается замедленное овладение предметными действиями. В течение длительного времени сохраняются неспецифические, однообразные манипуляции с предметами. Позднее, в дошкольном возрасте, замедленно развивается игра. Как правило, игры таких детей-путаников однообразны. Игрушки ими могут использоваться неадекватно (например, игрушечная кроватка используется в качестве машины). В рисунках дошкольников с социальной дезориентацией проявляется отсутствие общепринятых способов изображения человека, дома и т.п. Таким образом, особенности психического развития при социальной дезориентации не исчерпываются поведенческими нарушениями, а проявляются во всех сферах детской деятельности. Окружающие однозначно реагируют на поведение ребенка-путаника: он, мол, сознательно нарушает правила поведения, «безобразничает», «хулиганит». Взрослые стараются добиться послушания посредством наказаний и повторных объяснений того, что «так делать нельзя». Однако ребенок с социальной дезориентацией не в состоянии понять ни этих объяснений, ни причины наказания. Он не может осуществить правильную классификацию жизненных ситуаций, чтобы вычленить те из них, которые подпадают под тот или иной запрет. Такой ребенок не способен различить, в чем разница между запрещенным «драться» и разрешенным «давать сдачи», между порицаемым отбиранием чужих игрушек и поощряемым собиранием своих и т.п. Неадекватная реальным возможностям ребенка реакция взрослых еще больше «запутывает» его, усиливая дезориентированность и способствуя неблагоприятным поведенческим проявлениям.

Боре 9 лет. Родители привели его к психологу с жалобой на многочисленные нарушения норм поведения дома и особенно в школе. Несколько раз он использовал в драках подвернувшиеся под руку палки (правда, все эти драки в итоге окончились бескровно). В классе неоднократно совершал мелкие кражи: похищал из чужих пеналов ручки, карандаши, ластики. Дома Боря как-то устроил небольшой поджог (не нанесший, но счастью, существенного урона).

Боря — хрупкий сероглазый мальчик. Он держится открыто и доброжелательно. Все расспросы о причинах его проступков наталкиваются на реакцию типа: «так вышло», «так получилось», «не знаю почему». В дальнейшей беседе выясняется, что, по его мнению, к нему. Боре, все придираются. Других мальчиков не ругают, хотя они тоже шалят, а его всегда ругают и даже хотят перевести в школу для хулиганов. А он ничего особенного не делает — он такой же, как все.

Психологическое обследование показало, что интеллект у Бори нормальный, даже чуть выше среднего возрастного уровня. Но у мальчика понижена чувствительность к социальным нормам, а главное — отсутствует понимание их иерархии, относительной значимости разных норм. Для него рядоположены правила типа «нельзя вертеться на уроке» и «нельзя бить палкой по голове одноклассника за го, что он тебя дразнил».

Боря был болезненным мальчиком, и в детский сад его не отдавали. В дошкольном детстве поведение мальчика часто можно было характеризовать как проблемное, но при этом беспокойства у родителей такое поведение не вызывало. Начав учиться, ребенок не мог усноить нормы школьной жизни, и у него уже с первого класса возникли нарушения поведения. Только осознав остроту конфликта Бори с социальной средой, его родители приняли решение обратиться за консультацией к психологу.

Как правило, взрослые не понимают, что поведение ребенка с социальной дезориентацией – это не сознательное нарушение правил, не «хулиганство», а следствие незнания или непонимания этих правил. Обычно взрослые считают, что ребенку вполне достаточно объяснить: «Это делать можно, а этого – нельзя». И они старательно объясняют: «Нельзя вертеться на уроке, нельзя бегать по коридору во время перемены, нельзя воровать…» Подобные педагогические проработки дополнительно усиливают путаницу, царящую в голове у «нарушителя». Он окончательно запутывается в том, какие правила – основные, главные, а какие – второстепенные.

Конечно же, ребенок знает, что нельзя портить вещи, воровать, драться, играть с огнем. Но ведь запретов так много! Все их трудно даже перечислить. Нельзя вертеться на уроке, бегать по коридору во время перемены, подсказывать, списывать, обманывать, грубить старшим, переходить улицу в неположенном месте, ковырять в носу, курить, дразнить девчонок…

И в то же время, ребенок видит, что многие из его сверстников безнаказанно нарушают эти правила: вертятся на уроке, бегают по коридору на перемене и т.п. Из этого он делает вполне естественный вывод о том, что не страшно, если и он сам нарушит какое-нибудь из правил: например, побьет палкой своего обидчика. Отсюда и происходит недоумение Бори по поводу того, что его регулярно наказывают, а других ребят – нет, хотя они тоже не ангелы.

Из-за того, что ребенка постоянно одергивают, ругают и наказывают, у него снижается самооценка. Со временем она становится негативной («я плохой»). Это дополнительно повышает вероятность хода развития по антисоциальному пути («раз я плохой, то, естественно, я должен совершать дурные поступки»). Негативную роль играют также нарушения взаимоотношений со сверстниками (вследствие невладения принятыми формами общения).

К подростковому возрасту у ребенка с социальной дезориентацией часто складывается представление о враждебности и несправедливости окружающего мира.

Подобные признаки можно видеть в уже приведенном выше примере. Боря не понимает, что нарушения других детей, оставляемые без наказания, гораздо более безобидны, чем его собственные, регулярно наказываемые. Из-за этого он проникается убежденностью в несправедливом отношении к себе со стороны учителей, директора школы и даже его собственных родителей. Такое убеждение очень опасно: оно ведет к представлению о том, что вся жизнь устроена несправедливо, что сами нормы общества неправильны. В результате у ребенка возникает сознательная антисоциальная установка.

Описанное отношение к окружающему миру приводит к тому, что довлеющей психологической особенностью подростка становится самосознание изгоя, отвергаемого обществом. Подросток реагирует агрессией и антисоциальными проявлениями, а ответная враждебная реакция окружающих только подтверждает и поддерживает путаные представления подростка о мире и о себе.

Итак, социальная дезориентация проявляется в странном поведенческом сочетании:

  • ребенок нарушает социальные нормы вследствие недостаточной чувствительности к их сути (ребенок «не понимает, что можно, а чего нельзя», «не удается объяснить ему, как нужно себя вести» и т.п);
  • отсутствует сознательная направленность на подобные нарушения и есть желание «быть хорошим».

Советы

Взрослые обязаны предельно четко продумать и сформулировать предъявляемые к ребенку-путанику требования. Они должны быть простыми, однозначными и понятными. Запретов должно быть немного. На первом этапе коррекции следует запретить только особо негативные проявления. За каждое нарушение этих запретов нужно наказывать, однако наказание не должно быть чересчур строгим. Его цель не в том, чтобы вызвать у ребенка страх или чувство вины, а лишь в том, чтобы показать ему на неправильность поведения. Поэтому в большинстве случаев достаточно замечания, сделанного строгим тоном. Важно свести запреты к минимуму, чтобы ребенку не казалось, что им недовольны все время, независимо от того, как он себя ведет.

Когда наиболее грубые нарушения будут блокированы, следует понемногу расширить крут задаваемых ребенку правил поведения, постепенно приближая их к его возрастной норме. Очень важно поддерживать и повышать самооценку ребенка, не допуская формирования негативного отношения к самому себе. Взрослым необходимо помнить, что ребенок нарушает правила не намеренно, а из-за неверного понимания ситуации. Нужно стремиться к тому, чтобы ребенок и сам поверил в то, что его поступки неправильны не потому, что он плохой, а потому, что он еще не знает всех правил поведения.

Недопустимо, чтобы наказание определялось не степенью вины, а настроением родителей или учителя, тогда детям трудно разобраться в «устройстве» социальной жизни. Импульсивный ребенок нередко оказывается в ситуации «постоянного наказания», так как не проходит и часа, чтобы он не совершил чего-либо недозволенного. Из этого следует только один вывод: все мелкие нарушения не должны оставаться без внимания, но и не должны влечь за собой наказания.

В дошкольном возрасте большие возможности для коррекции социальной дезориентации предоставляет сюжетно-ролевая игра. Воспроизводя в совместных с дошкольником играх различные жизненные ситуации, можно научить его адекватно в них ориентироваться. Полезно, чтобы ребенок чередовал исполнение ролей положительных и отрицательных персонажей. Это позволит ему лучше понять специфику различных моделей поведения. Значительную помощь может оказать также обсуждение с ребенком рассказов и сказок, выяснение того, кто из персонажей поступил хорошо, а кто – плохо.

Для преодоления социальной дезориентации важно также проводить работу по целенаправленной социализации всех видов детской деятельности. Например, учить ребенка отображать в рисунке стандартные, типичные для его возраста ситуации. Надо также расширять сюжеты его игр. Это будет способствовать, в частности, общению со сверстниками, имеющему чрезвычайно важное значение для корректировки поведения ребенка-путаника.

Ребенку-путанику трудно предусмотреть последствия своих поступков. Необходимо постоянно обсуждать с ним возможные варианты поведения в различных конкретных ситуациях и наиболее вероятную реакцию окружающих на те или иные действия ребенка. Во время таких бесед важно специально заострять его внимание на стандартных, общепринятых способах поведения.

Как мы видим, социальную дезориентацию можно преодолеть, проводя специальную коррекционную работу. Еще лучше, если удалось не допустить ее возникновения. Главное – чтобы собственные поступки взрослых не усиливали негативные проявления в поведении детей. А для этого родители должны перенести центр тяжести с наблюдений за ребенком-путаником на наблюдения за своими собственными реакциями.

Основные рекомендации при социальной дезориентации состоят в следующем:

  • необходимо свести запреты к минимуму (запрещать нужно только наиболее грубые проявления);
  • все мелкие нарушения нужно как бы оставлять без внимания: они не должны влечь за собой наказания;
  • следует понемногу расширять крут правил поведения, задаваемых ребенку, доводя до возрастной нормы;
  • серьезность наказания должна строго соответствовать тяжести совершаемых ребенком проступков;
  • очень важно поддерживать и повышать самооценку ребенка;
  • всегда помнить, что ребенок нарушает правила не намеренно, а из-за того, что он плохо чувствует и недостаточно понимает ситуацию;
  • оказывать ребенку помощь в налаживании общения со сверстниками;
  • полезно обсуждать с ребенком рассказы и сказки, выясняя, кто из персонажей поступил хорошо, а кто – плохо;
  • необходимо постоянно разъяснять ребенку-путанику возможные варианты поведения в различных конкретных ситуациях, вырабатывая у него стандартные, общепринятые формы поведения.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =