Кризис среднего возраста

Кризис среднего возраста

В среднем возрасте разочарование наступает, прежде всего, в долговременных и близких, например, в супружеских отношениях. Человек, находящийся в среднем возрасте, оглянувшись назад, зачастую содрогается от нелепости совершенного им выбора при вступлении в брак или при выборе карьеры, совершенно бессознательно сделанного им лет десять-двадцать тому назад.

Молодые люди всегда влюблялись, всегда клялись быть неразлучными и рожали детей. Они и впредь будут поступать точно так же. Но на Перевале в середине пути многих из них ждет конфронтация и с самими собой, и с партнером, привносящая в их отношения серьёзное напряжение. Действительно, в среднем возрасте сохраняется очень мало браков, и если брак все-таки сохранился, значит, напряжение было не таким уж сильным. Или развод является сигналом о начале перехода через Перевал, или же брак становится главным местом воздействия этого тектонического давления.

Чтобы лучше осознать роль и важность отношений с окружающими при переходе через Перевал, следует глубже понять природу интимности… Открывая кому-либо свою душу, мы возлагаем на него тяжелый груз. На сознательном уровне наши отношения с другими людьми определяются Эго, однако романтический альянс не основывается на эго-отношениях. Такая честь выпадает аниме и анимусу… более или менее бессознательным контрсексуальным элементам психического.

Анима представляет собой интериоризированное мужчиной ощущение феминности, в основном сформировавшееся в результате его отношений с матерью и другими женщинами и эмоционально окрашенное во что-то ему еще неизвестное и абсолютно новое. Ощущение мужчиной своей анимы выражается в его отношении к своему телу, своим инстинктам, своей чувственной жизни и своей способности формировать отношения с окружающими.

Анимус женщины — ее переживания маскулинности, сформировавшееся в отношениях с отцом и культурой, в которой она живет, но так же неизведанное и загадочное для неё. В этом переживании сосредоточены ощущения ее приземленности, ее способностей, ее возможности концентрировать свою энергию и добиваться в жизни исполнения своих желаний.

Однако фундаментальная истина, которая лежит в основе любых отношений, заключается в том, что свои неосознанные ощущения человек проецирует на Другого.
Среди множества людей противоположного пола лишь немногие вызывают у нас влечение; ими оказываются именно те, которые обладают личными чертами и качествами, которые позволяют "зацепить" проекцию и какое-то время удержать её. И в основе лежит то, что зовётся романтической любовью.

Романтическая любовь вызывает у нас ощущение глубинной связи, новой энергии, надежду и ощущение возвращения к себе. Среди таких проекций самой заметной является любовь с первого взгляда. Неизвестным Другим может оказаться и вчерашний убийца, если только он окажется способен на какое-то время удержать обращенную на него проекцию.
Очевидно, что за проекцией скрывается обычный человек, который похож на нас и, несомненно, проецирует на нас свои собственные надежды. Но для нас этот Другой является особенным. "Этот человек совершенно иной" — объясняем мы.

Эту иллюзию подпитывает традиционная культура.
Совместная жизнь каждый день безжалостно устраняет все проекции; приходится признать свою непохожесть на Другого, который не хочет и не может соответствовать большинству направленных на него проекций. Поэтому в среднем возрасте люди приходят к заключению: «Сейчас ты совершенно иной человек, совершенно не похожий на того, на ком я женился (или за кого выходила замуж)». А по существу он никогда таким и не был. Он всегда был кем-то иным — незнакомцем, которого мы тогда почти не знали, да и сейчас знаем не намного лучше.

В этом смысле человек буквально влюбляется в отсутствующие части своей личности. Это ощущение близости и возвращения домой было настолько сильным и вселяло столько надежд, что утрата всего этого расценивается, как катастрофа.

Истинная сущность близких отношений заключается в том, что они никогда не бывают лучше отношения к самому себе.
То, как мы относимся к себе, определяет не только наш выбор Другого, но и качество наших с ним отношений.

Фактически любая близость слегка приоткрывает завесу над тем, кем были в начале сближения. Таким образом, все отношения симптоматически отражают состояние нашей внутренней жизни, и ни одно из этих отношений не может быть лучше нашего отношения к своему бессознательному.

Но какой вообще в них смысл, если они не отвечают ожиданиям нашего внутреннего ребёнка?

Как заметил Юнг, смысл жизни проясняется, когда люди чувствуют, что они живут символической жзинью, что они — актёры в божественной драме. Только это обстоятельство и придает смысл человеческой жизни; все остальное — банально и не заслуживает нашего внимания. Карьера, рождение детей — всё это майя (иллюзия) по сравнению с тем, что делает нашу жизнь осмысленной. Тогда проблема переходит в совершенно иную плоскость: от спасительного ожидания Доброго Волшебника к определению того, каким образом наши отношения с другими людьми могут сделать нашу жизнь более осмысленной.

Понятно, что модель близости, типичная для нашей культуры, наряду с надеждами, существующими на стадии первой взрослости, предполагает взаимное растворение партнёров друг в друге, и это предположение основано на вере в то, что половинка, которой я являюсь, с помощью союза с Другим будет восполнена до целого. Вдвоем мы превратимся в одно, вместе мы станем целым.

Такие ожидания, вполне естественны для людей, ощущающих свою неполноту и неадекватность перед лицом безграничного мира, на самом деле вызывают замедление личного роста каждого из партнеров. Когда реальная жизнь приведёт к истощению ложных надежд и ожиданий, а вместе с ними -сопутствующих им проекций, человек начинает ощущать потерю смысла жизни, то есть потерю смысла, Проецируемого на Другого.
С наступлением среднего возраста человеку приходится искать замену этой модели взаимного слияния, ибо она просто больше не действует.

Для второй половины жизни приобретает смысл модель, в соответствии с которой каждый человек принимает на себя ответственность за свое психическое состояние. Характер зрелых отношений -каждый партнер отвечает за собственную индивидуацию. Существующие между ними отношения годятся для того, чтобы одобрять и поддерживать друг друга, но не могут оказать влияния на личностное развитие или индивидуацию каждого из них.
Эта модель демонстрирует отказ от идеи, что один из партнёров должен спасти Другого. Она предполагает, что обе стороны могут принять участие в индивидуации и что они по-партнёрски помогают друг другу стать самими собой.

Чтобы сформировать зрелые отношения с окружающими, человек должен иметь возможность сказать себе: «Никто не может дать мне то, чего я больше всего хочу и чего мне больше всего нужно. Это могу сделать только я сам. Но я могу приветствовать и поддерживать отношения, которые имеют позитивную основу».

Как правило, партнерские отношения между людьми характеризуются взаимным уважением, взаимной поддержкой и диалектикой противоположностей.

Избавляясь от проекций и акцентируя внимание на своем внутреннем развитии, человек начинает сознавать масштабы своей души. Именно Другой помогает нам расширить возможности нашей психики.

Реальные отношения порождаются осознанным желанием разделить свое странствие с кем-то другим, подойти как можно ближе к таинству жизни по мостам общения, сексуальности и сочувствия.

Ницше как-то заметил — брак — это разговор, длительный диалог. Если человек не готов участвовать в таком длительном диалоге, значит, он не готов к долговременным близким отношениям.

Автор: Джеймс Холлис отрывок из книги «Перевал в середине пути»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =