Информационная интоксикация

Информационная интоксикация

Умственный труд неравнозначен физическому. С физическим всё просто и понятно, им занимались все наши предки, начиная с амёб. Все механизмы регуляции не просто отработаны, а отполированы, насколько позволяет конструкция тела. Когда сил совсем нет — их просто нет. Руки не поднимаются, ноги не ходят, тело не двигается, буквально. Ещё и всё болит, зараза. Когда силы на пределе — движения замедляются, точность падает, всё трясётся. Это тоже видно и понятно.

С умственными усилиями и интенсивными эмоциональными переживаниями не всё так просто. В нервной ткани нет собственных болевых рецепторов. Поэтому создаётся впечатление, будто уж думать и переживать можно с утра до вечера семь дней в неделю, иногда продолжая и во сне. Будто уж тут-то ресурсы не ограничены. Поэтому люди склонны игнорировать или списывать на болезни симптомы умственного утомления и нервного истощения:

— рассеянное внимание — трудно концентрироваться, легко отвлекаться, практически невозможно вспомнить что-то нужное и вернуться к прерванному занятию; кстати, его часто принимают за проблемы с памятью; сюда же — всё более частые ошибочные решения;

— постоянная сонливость — кажется, что нужно спать сутками, чтобы почувствовать себя хорошо (но на самом деле и тогда хорошо не становится); по утрам — сильная дезориентация, "тяжелая голова", похоже на похмелье, трудно вернуться в ритм запланированных занятий; кому-то при этом ещё и очень трудно заснуть — засыпание требует остановить круговорот мыслей, а на это тоже нет сил;

— упавшая мотивация — ничего не хочется (или хочется непонятно чего), ничего не радует, ничто не зажигает энтузиазмом, работать и общаться можно только из-под палки, преодолевая отвращение;

— пресыщение коммуникацией — хочется забиться в нору, и чтобы никто поблизости даже не шевелился (максимум — кот, но ненавязчиво); а лучше, конечно, убить всех человеков и убиться самому, тогда уж точно получится отдохнуть;

— вегетативные расстройства, нет аппетита или есть безрадостное обжорство; давление, сердцебиение, удушье или гипервентиляция, звёздочки перед глазами и звоночки в ушах; о половой системе лучше и вовсе не вспоминать;

— нарушения контроля — либо апатия и неподвижность, либо маниакальный срыв тормозов, после которого на следующее утро приходится безуспешно вспоминать, "ой, где ж был я вчера…"

— ну и всякое по мелочи — обострение раздражительности, нервные тики, бесконтрольные машинальные действия и звуки…

И не дай вам бог лечить эти симптомы стимуляторами и укрепляющими витаминами. Оно даже поможет… на некоторое время. Настоящее лечение нервного истощения фантастически сложно и практически нереально. Для этого нужно отдохнуть от напряжённого мышления и избыточных контактов в тихом и спокойном месте минимум две недели подряд. Лучше — месяц. А вернувшись к людям и жизни, аккуратно ограничить нагрузку разумными пределами.

Автор статьи: Андрей Новосёлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × пять =